5 лучших зарубежных переводов Книжного Арсенала. Блог писателя

Илюстрация

Скорость, с которой к нам поступают международные бестселлеры, наконец, достигла цивилизованного уровня.

Мідж Реймонд. Мій останній континент – Х.: Фабула, 2017

Дебютный роман американской писательницы имел огромный успех. Книга — о сложных условиях жизни в полярной экзотике. Расстояние – не единственное в этой любовно-приключенческой повествования, что разъединяет сердца.

«Мы с ним живем на противоположных побережьях и в течение тех восьми месяцев в год, что проводим вне Антарктидой, поддерживаем связь через электронную почту, Skype или телефон, — начинается история героев. — В этом смысле мы похожи на пингвинов: каждое живет своей отдельной жизнью, ходит своими тропами, пока не встретятся на гнездовании, роль которого у нас выполняют эти экспедиции на антарктический полуостров, где мы становимся лагерем и восстанавливаем семью». Люди становятся похожи на объекты своих собственных опытов, а природа в романе приобретает черты чуть ли не одной из действующих лиц. «Очень сложно поддерживать отношения, рожденные среди пингвинов — существ, чьи собственные брачные обычаи напоминают океан, к прихотям которого они постоянно пытаются адаптироваться», — узнаем мы о специфике «арктического» любовь не только упомянутых птиц.

Сюжет развивается медленно, тревога нагнетается с каждой главой романа. Названия разделов о трудовых буднях двух влюбленных, которые, помимо прочего, занимаются научно-исследовательской работой — «Три года до кораблекрушения», «Два года до кораблекрушения» — не дают забыть о трагический финал. Пусть там как, но суть романа – как в большой картине Ярошенко – «всюду жизнь», даже в арктической пустыне, заселенной не только пингвинами, но и теми, с кем приходится сосуществовать.

Даніела Стіл. Чари. – Х.: Клуб Сімейного Дозвілля, 2017

Романтическое начало романа о парижский бомонд и его помпезные привычки предусматривает вполне логичное продолжение – с обязательной в этом смысле эротикой и другими «эмоциональными» составляющими жанра. Роскошный бал, на который ежегодно собирались в Париже избранные, давно уже превратился в богемный фетиш с тысячами приглашенных, которые развлекаются в нескольких местах мира. От самого начала романтическая история о магии любви постепенно превращается в приключение в стиле рассказов Фредерика Бегбедера, когда женатый 50-летний плейбой влюбляется в русскую красавицу. Конечно, страдает жена, которая, помимо прочего, бесплодна. Это предоставляет авантюрной истории драматического характера, переводя жанр любовного романа в совсем другой, более трагический регистр.

«Последние восемь месяцев у него продолжался роман с 20-летней российской супермоделью, — сообщают нам в стиле детективного расследования. — Полгода назад девушке хватило глупости забеременеть. Она вынашивала двойню. Аборт делать отказалась. Ґреґоріо уже имел романы, много романов, но никаких внебрачных детей. А учитывая неспособность Бенедетти зачать, сам факт беременности девушки причинял ей боли. Это был худший год в ее жизни».

Харукі Муракамі. Безбарвний Цкуру Тадзакі та роки його прощі. – Х.: Клуб Сімейного Дозвілля, 2017

В Японии этот роман современного классика разошелся миллионным тиражом уже в первый месяц продаж. И вовсе не потому, что Мураками – это бренд, чьи книги, выполненные в традиционной для него манере магического реализма, давно уже стали символом эпохи 90-х, а вскоре и нулевых и десятых годов. Просто внешняя сюжетная канва, как в любимом автором джазе, – только оболочка его глубоко философских эпопей – от раннего «Охота на овец» к более поздней саги «1Q84».

В новом романе культового автора рассказана история обычного 36-летнего инженера, в далеком детстве у которого была неразлучная дружба с такими же, как он, любителями железных дорог. Все они, два мальчика и две девочки, в отличие от героя романа, имели «цветные» имена, и только он оставался в тени собственного скромного имени. В университете произошел разрыв, друзья отвернулись, сработала магия имени, заставив героя усомниться в себе как в пустой «бесцветной» человеку. И только жена, которая верит в него, советует найти старых друзей и выяснить причины разрыва. Неужели это необоснованное обвинение в изнасиловании? Кстати, вместо джаза в последних романах Мураками «звучит» классика – «Симфониетта» Яначека в «1Q84» и «Меланхолия» Листа в «Бесцветном Цкуру». Впрочем, интрига из романа вытекает не так заметно, а по мере обрывания, казалось, бы важных сюжетных линий, ведущих к одиночеству героя.

Даґ Ейстейн Ендшьо. Секс та релігія. – Л.: Видавництво Анетти Антоненко; К.: Ніка-Центр, 2017

В книге известного норвежского ученого и правозащитника немало сведений не только о «эротичность» современной культуры отношений, но и огромный массив информации относительно непростых отношений между сексом и всевозможными религиями на протяжении всей истории человечества и в различных мировых культурах. В частности, рассматривается проблема допустимости или запрета половых отношений за пределами брака; отношение различных религий к разрешения священникам заниматься сексом, гомосексуальных половых отношений и секса между представителями разных рас, к сексуальному самоудовлетворению и тому подобное.

В целом это увлекательное исследование обычаев, ритуалов и правил, из которых становится видно, что от древних времен основной религиозный акцент делается на мужчин, и сексуальность женщины определяется, учитывая ее отношения с ними. Тогда как мужчины, обычно, могут иметь нескольких женщин — как в браке, так и вне его — зато главным религиозным правилом в отношении женщин является то, что женщина сексуально ограничена только одним мужчиной, не всегда на всю жизнь, но, конечно, не больше одного за раз. Поэтому не удивительно, что религиозные запреты, регулирующие поведение гетеросексуальных женщин, сегодня обсуждаются реже, чем запрет гомосексуальности — хотя имеют значительно более длинную историю.

Адам Грант. Оригиналы. Какие нонконформисты двигают мир. – К.: ТАО, 2017

Автор этой книги был включен в список 25 самых влиятельных бизнес-мыслителей мира, консультировал Google, Johnson & Johnson, Pixar и армию США. Впрочем, на этот раз нам неожиданно рассказывают, как найти, вырастить и взлелеять нонконформистов.

Автор собирал истории о нонконформистах, чтобы показать, что значит быть оригиналом. При этом, оказывается, важно ограничивать работников, которые создают неприятности, и не пропустить оригинальных людей. «Я искал тех, кто участвовал в явных актах нонконформизма — уточняет Грант, — но при этом делал что-то новое. Это люди, которые раздражают непосредственных начальников, но которых ценит высшее руководство». Главное, как подсказывает опыт, понять, есть ли реальная глубина под внешними проявлениями нонконформизма? Грант советует несколько необычных вопросов и упражнений, которые исходят из трех ключевых качеств оригинальных людей. Кроме того, опираясь на свои исследования, а также обращаясь к примерам, которые охватывают истории из мира политики, спорта и шоу-бизнеса, Грант выясняет, как распознать хорошую идею и четко и кратко донести ее до окружающих, и как создать среду, где поощряется нестандартное мышление.

Больше блогов здесь

Читайте также

Читайте в разделе