Елена Макеева: я предпочитаю идти против общего мнения

Илюстрация

Елена Макеева — советник министра финансов и основатель аудиторской компании «Аксенова и партнеры»

Елена Макеева, финансист с блестящей репутацией, откровенно рассказывает о своей работе в Кабмине, участии в марафонских забегах международного класса и о том, почему в Италии лучше пить просекко, чем ходить по магазинам.

Аудитор с почти 20-летним стажем и дипломом международного класса АССА (Ассоциация дипломированных сертифицированных бухгалтеров), в 2003 году Елена Макеева основала и возглавила собственную аудиторскую компанию Аксенова и партнеры, с 2008 года занимает пост вице-президента международной общественной организации Совет независимых бухгалтеров и аудиторов. В 2015 году, придя на работу в Министерство финансов в команду Наталии Яресько, она не только принудила чиновников перейти на электронный документооборот, но и сделала все, чтобы провести реформы на своем участке.

Сейчас Макеева – советник министра финансов и продолжает работать в собственной аудиторской компании. Кроме этого, она регулярно читает лекции, пишет блоги и считает, что важно уметь преодолеть себя, и тогда все получится.

Мы встречаемся с Еленой в ресторане за завтраком. Ее искренняя улыбка и живая манера общения сразу же располагают к непринужденному разговору.

— За чуть более года работы на должности заместителя министра финансов в команде Натальи Яресько вам удалось что-то сделать?

— Да, мы были одними из первых, кто пришел после разрухи. И весь фокус внимания был на том, чтобы стабилизировать экономику и предотвратить дальнейшее падение. Меня пригласили заместителем министра по доходной части бюджета. Бухгалтерский учет, аудит и налоги. И мы много сделали. Но самое ценное ‒ мы заложили хороший фундамент для будущих реформ. Все реформы, которые сейчас продолжаются, построены на том фундаменте, который был заложен в период работы Натальи Яресько и нашей команды.

Елена Макеева

— Чем вы сейчас занимаетесь в качестве советника министра? За что отвечаете?

— Меня пригласили помочь и остаться в команде Минфина, только уже внештатным советником по вопросам международного налогообложения. Всем известно, что в Украине существует огромная дыра теневого бизнеса. С другой стороны, есть огромное количество компаний олигархов и бизнесменов, которые выводят прибыль из Украины в специально созданные юрисдикции с тем, чтобы не платить налоги. Любой бизнес ищет возможность, как можно сэкономить. И для этого были и есть предпосылки, есть страны, которые такие условия предлагают. Это об офшорах, которые стали проблемой всех государств. И страны объединились, придумали план действий и борются за то, чтобы налоги платились там, где создается дополнительная стоимость. Украина тоже является частью этого процесса. И я как раз этим занимаюсь.

— Вы хотите строить политическую карьеру?

— В Минфин я шла работать менеджером. Что в моем понимании менеджер? Это человек, у которого есть KPI, который придет и сделает свою работу ‒ разработает законы, подготовит все для того, чтобы Верховная рада их приняла, и европейские правила были внедрены.

Но для меня стало открытием, что любой менеджер на такой должности должен быть политиком. Нужно уметь договариваться, вести переговоры. Политика ‒ это определенного вида игра. И такие игры я точно не люблю. У нас была цель ‒ имплементировать европейское законодательство, а политики часто не собирались менять статус-кво. Мне это сильно не нравилось. Кроме того, среди депутатов много людей, которые исповедуют ценности, абсолютно противоположные моим . Мне даже сложно было бы с ними начинать переговоры. Я для себя поняла, что не хочу быть политиком. Мне неинтересна политика в украинском варианте, а в таком виде, в каком она есть сейчас, — тем более. 

Елена Макеева

— Вы ведете страницу в Фейсбуке на украинском языке. А каков язык общения в вашей семье?

— В семье у нас все интересно. Муж говорит только на украинском языке, я говорю по-русски, а дочка у нас переключается. Мой основной язык общения дома ‒ русский, но я хочу перейти на украинский.

Пишу чаще на украинском. Я всегда до Минфина писала на русском языке, потому что понимала, что так моя статья покроет более широкую аудиторию. Это бизнесовое такое мнение. В Минфине, конечно, был только украинский, и писать, и говорить, и думать ‒ все только на украинском языке. А сейчас я, может, даже по привычке, часто пишу на украинском языке.

— У вас нет с мужем соревнования, кто более успешен?

— Нет, мы в абсолютно разных сферах работаем. Он карьерный госслужащий, очень любит дипломатию и фанатеет от этой работы. И эта его внутренняя мотивация и любимое дело позволяют ему оставаться романтиком в мире акул. Он говорит, что у нас коррупция есть, но ее мало. Романтик. Он всегда о дипломатии говорит с таким вкусом, что любой, кто не разбирается, заслушается. А я из бизнеса, более практичный и прагматичный человек, поэтому мы разные. И у нас изначально так было. Мы женились студентами, поэтому развивались параллельно, где-то он был более успешным, когда я сидела дома, не работала, где-то у меня лучше получалось, но мы никогда не соревновались и не были конкурентами. Но, конечно, если он мне начинает давать советы в бизнесе, то разговор очень быстро заканчивается. Я говорю, что мне все понятно, но я сделаю по-своему. Он иногда обижается, но потом использует это так: «Я тобі казав, а ти мене не послухала».

— А дочь в кого пошла? Чем она занимается?

— Она больше в отца. Муж у меня знает пять языков, он интроверт, и Настасья моя такая же. Ей нравятся иностранные языки, она за книжками сидит, как и мой Алекс. Я же активная, меня на одном месте сложно удержать. Она выбрала факультет искусств, специализация кино в Страсбургском университете. Также поступала в Киеве на журналистику, но мы почти сразу забрали документы. Кстати, я в юности мечтала быть журналистом. На третьем курсе нархоза я сказала своему мужу ‒ мы тогда встречались, ‒ что хочу пойти в журналистику. Он мне ответил, что дипломат и журналист в одном доме не живут. Поэтому я из этого сделала свое хобби. Я пишу, выступаю, лекции читаю, и мне это нравится. Когда дочь поступила на журналистику, я долго смеялась. Ну, в кого бы это было? Одновременно Настасья поступила в Страсбургский университет ‒ там очень интересно, они делают какие-то перформансы, ходят в театр, анализируют постановки, фильмы. Это ее выбор, а с журналистикой в Киеве не сложилось. Настасье очень нравится. У нее все одноклассники и друзья тут, они рассказывают ей о своей учебе, об этих бессонных ночах, постоянных модулях и т. д. Она счастлива, что не учится здесь, ей абсолютно комфортен европейский подход к обучению, она умеет управлять своим временем.

Facebook:Olena Makeeva

— Вы недавно бежали марафон, я видела фото. Как вы его выдержали и зачем вы это делаете?

— Вообще бегать ненавидела. Пробовала и бросала. И как-то мне подружка звонит и говорит: «Давай бегать начнем». Говорю: «Давай, хорошая идея. Когда?» ‒ «Завтра, 8 марта». Муж начал меня троллить: мол, вас опять хватит на пару дней. И мы начали с ней бегать. Конечно, это был ужас, я еле 2 км одолела. И, наверное, это быстро бы закончилось, если бы я не увидела, что в Киеве 17 апреля пройдет полумарафон. И я думаю: а что, если его пробежать? Мне говорят: это невозможно, за месяц не подготовишься. А когда говорят, что невозможно, – это лучший мотиватор. Мои друзья замечали, что меня можно легко взять на слабо. Но я просто не люблю стереотипы, я их все время разбиваю, предпочитаю идти против общего мнения. Я решила доказать, что это возможно, и пробежала 21 км.

Марафон ‒ это борьба с собой, со своей ленью, с какими-то своими сложностями. Пробежав полумарафон, я поняла, что могу преодолеть себя.

— И был еще в Швейцарии марафон, верно?

— Да, это был следующий этап. В мае прошлого года мы поехали семьей в Швейцарию. Наша дочка родилась в этой стране, и когда ей было почти два года, мы оттуда уехали. В одном из городов, который мы посещали, в Интерлакене, я увидела рекламу: самый красивый марафон в мире — Юнгфрау-марафон. Я начала изучать, смотреть фотографии, он действительно нереально красивый. И мне все опять говорят: «Лена, сначала нужно пробежать ровный марафон, а потом только горный, перепад высоты 2 км, бежать в гору, а ты же марафон не бегала, поэтому тебе нельзя». Как это нельзя? Конечно, можно. И я пишу на Фейсбуке, что этот марафон через год будет мной покорен. Поэтому в этом году я бежала Юнгфрау-марафон, чтобы, по сути, тоже доказать, что все стереотипы, все ограничения — в голове, и для того, чтобы бежать горный марафон, необязательно сначала бежать ровный. То есть если ты пробежал этот марафон у себя в уме, то ты пробежишь его и вживую.

— Почему он самый красивый?

— Это марафон на расстояние 42 км. Первые 25 км — более ровная дорога, а потом начинается подъем в горы. Дорога идет через лес, через горы, ущелья. Невероятно красиво ‒ водопады, скалы. Места, где мы были, просто потрясающие. Но нам не повезло, потому что это был самый холодный марафон за 25 лет его существования. Начался дождь уже на старте, на финише, на высоте немного выше 2000 м, пошел снег, практически нулевая видимость, туман, и нам пришлось бороться с холодом и дождем на протяжении всего забега.

А места невероятные. Я этот марафон когда-то еще раз пробегу, потому что там даже в грязь, в серость и холод было так красиво, что просто дух захватывало. 

— Вас родные поддерживали?

— Да, конечно! И муж, и дочь сопровождали, болели за меня. И швейцарцы ‒ молодцы. Там каждый километр скорая помощь была, массажи, еда. Они там и с хлопушками выходили, и колокольчиками звенели. Там такое шоу, скучно вообще не было. Только уже совсем высоко в горах не до смеха было, холод такой, поэтому людей было немного. А так они поддерживали. Для них это праздник. Они раз в год проводят этот марафон. И там ограничение ‒ не более 5 тыс. людей, чтобы не причинить вред природе. Но я еще побегу французский марафон. Уже зарегистрировалась!

Елена Макеева

— Вы хорошо одеваетесь. Вы сами подбираете себе одежду?

— Да, сама. Одеждой я тоже люблю отличаться от других людей. 

— И Инстаграм ведете, этим вы тоже отличаетесь от других и политиков, и бизнесменов.

— Кстати, Инстаграмом начала увлекаться после того, как ушла из Минфина. В политике нет времени заниматься этим всем. Мне нравится что-то необычное. Я не шопоголик, не люблю ходить долго по магазинам, захожу, покупаю, что мне нужно, и выхожу. Когда мы с подругами ездим на шопинг, они чаще всего ходят по магазинам, а я сижу и пью просекко. Может, это еще и потому, что я ограничена в бюджете. Но есть бренды, которые я очень люблю, – это MaxMara, COS. Я в основном за границей покупаю одежду и люблю яркие вещи.

— А что-то от украинских дизайнеров есть?

— Нет. Мне вообще ничего не подходит от украинских дизайнеров. Я покупала разные вещи, но я их не ношу, все не мое. И часто цены неоправданно высокие.

— Из чего состоит ваш обычный день?

— У меня сейчас очень гибкий график. Обычно прихожу на работу не раньше 10 утра. Утром обязательно бегаю, достаточно рано встаю. Мой день ‒ это моя работа. И она настолько мне нравится, что я могу и не замечать, который час. То есть я могу очнуться в 12 ночи: ой, уже полночь, надо бы что-то поесть. Муж тоже поздно приходит с работы, поэтому у нас поужинать вместе получается только на выходных. Поэтому мой день – это работа и общение с людьми.

Полное интервью читайте в диджитал-версии журнала Новое время STYLE

Читайте также

Читайте в разделе