Как мы восходили на гору-восьмитысячник. Блог альпиниста

Илюстрация

Это и последующие фото предоставлены автором

Посмотрев нашумевший фильм «Эверест», многие загорелись идей чуть ли не завтра идти в горы. И не просто в туристический поход, а сразу на самую недоступную и опасную вершину планеты.

Реально ли это? Нет.

Даже для опытного альпиниста подъем на гору высотой более 8 тысяч метров (и речь необязательно об Эвересте, на нашей планете есть еще 13 «восьмитысячников») – это очень непростое и опасное испытание.

Я прошел это сам: в июле вместе с группой таких же самоотверженных ребят мне удалось взойти на гору Гашербрум II высотой 8035 метров, расположенную в Пакистане на границе с Китаем.

У меня за плечами более 10 лет опыта альпинизма, восхождения на самые высокие пики СНГ. Но даже с учетом этого несколько раз ловил себя на мысли, что на этот раз действую «на грани».

Начнем с того, что покорение «восьмитысячника» — это дорого. Подъем на Гашербрум II обошелся мне в $4-5 тысяч. В эту сумму входит разрешение государства на сам подъем, перелеты, гостиницы, проживание и питание в течение полутора месяцев (да-да, это не быстро). В случае Эвереста бюджет просто запредельный — стартует от $40-50 тысяч.

При этом никто не даст гарантии, что ты доберешься до заветной вершины. И что вообще вернешься назад.

На пути альпинистов — сложный горный рельеф и ультрафиолетовая радиация, резкие перепады температуры, физическое утомление, дефицит кислорода, обезвоживание. Наконец, может произойти вообще непредвиденное, например, в июне 2013 года под горой Нанга Парбат пакистанские боевики расстреляли десять альпинистов, трое – наших соотечественников.

Над пропастью в снегу

Памятуя все сложности, мы с группой таких же отчаянных ребят вышли из самолета в Сиалкоте (одном из международных аэропортов Пакистана), откуда отправились к подножию Гашербрума II.

На первом этапе подъема были длительные ежедневные переходы. Несколько участников экспедиции заболели, привыкая к новым климатическим условиям.

Но в целом это был красивый переход, пролегающий по леднику Балторо в окружении потрясающих горных пейзажей. Нам посчастливилось увидеть незатянутые облаками два таких известных «восьмитысячника» как Броуд Пик и К-2 (вторую по величине после Эвереста гору планеты и самую сложную в техническом плане для восхождения).

Так мы поднялись к базовому лагерю на высоте 5100 метров. Базовым лагерем называют место, откуда альпинисты готовятся к следующим этапам подъема, то поднимаясь на большую высоту, то возвращаясь назад в лагерь. Так мы акклиматизировались, привыкали к разряженному воздуху.

На следующий день после прибытия в базовый лагерь нас поджидала первая сложность. Нам предстояло преодолеть ледник, чтобы достичь первого высотного лагеря на отметке 5900 метров. Этот ледник еще неоднократно придется пересекать за время подготовки к восхождению.

Мы шли медленно, отыскивая путь среди нагромождения тонн льда и сераков. Но еще больше страшила опасность провалиться в одну из бездонных ледовых трещин, которыми усеян ледник. Они коварно скрывались под слоем снега, и рассмотреть их порой было крайне сложно.

Чтобы обезопасить себя, мы связались страховочной веревкой. Я шел в этой связке последним. И вот, в какой-то момент, вдруг почувствовал, как одна нога углубилась в снег.

Дальше все произошло в мгновение ока: горизонт резко исчез из поля зрения, лыжную маску залепило снегом, а под ногами я почувствовал пустоту. Оправившись от первого шока, обнаружил себя висящим на веревке над пропастью – я провалился в одну из ледовых трещин. Поверхность находилась в двух метрах над головой.

Благо, я был в связан с другими участниками похода веревкой, и они сумели задержать мое падение. Меня вытащили с помощью страховки достаточно быстро, но если бы не та веревка, этого рассказа не было бы.

Вскоре ЧП повторилось – один из парней своим весом обрушил снежный мост (снежное перекрытие ледниковой трещины) и провалился гораздо глубже. Страховочная веревка остановила его падение на глубине 5-7 метров. Чтобы вытащить альпиниста из ледовой трещины, понадобилось больше часа. За это время он сильно продрог.

Дальнейшие переходы через ледник мы планировали на ночь и раннее утро. До того, как солнце начинало растапливать снег.

Не меньшую опасность представляли крутые склоны. Чтобы не соскользнуть вниз, мы провешивали перила (закрепленная на рельефе веревка). Более того, погода постоянно вносила коррективы в наши планы. Прогнозы зачастую не оправдывались. Приходилось то и дело переносить сложные переходы.

В «зоне смерти»

Проведя несколько ночевок во втором (6400 м) и третьем (6950) высотных лагерях, мы готовились к покорению самой высокой точки. Впереди было самое сложное.

В высотном альпинизме существует термин «зона смерти» — все, что выше 7500 метров. Там нельзя находиться долго, поскольку содержание кислорода в воздухе в три раза ниже, чем на уровне моря. Нехватка кислорода может привести к отеку легких или головного мозга, в итоге – летальный исход.

Рискнуть мы решили 11 июля. Прогноз погоды был отличным, что давало надежду на успех. Но на высоте 7700-7750 метров скорость ветра резко повысилась. Начался снег и все вокруг затянуло мглой. Продолжать восхождение было невозможно и опасно, пришлось возвращаться.

20 июля было решено повторить попытку. По прогнозу на следующий день, после обеда, погода должна была снова испортиться. Чтобы выкроить удачное время, мы вышли из лагеря в 22:00.

Подъем занял всю морозную ночь. Дальше был утренний шквальный ветер с туманом. Мы шли без искусственного кислорода, дышать было сложно. Силы были на исходе.

21 июля, около 11:20, мы достигли вершины Гашербрум II, тринадцатой по высоте горы планеты Земля. Ощущения, конечно, не передать. Там мы пробыли около часа, развернули флаг Украины и моей компании, устроили небольшую фотосессию.

Подъем на вершину из третьего высотного лагеря и возвращение обратно занял у нас 20 часов. После отдыха нас ждал спуск в базовый лагерь, возвращение в Исламабад и дорога домой.

Да, это было сложно. И я ни в коем случае не порекомендую такие приключения людям неподготовленным.

Но если вы спросите, зачем такие как я идут на «восьмитысячник», у меня есть ответ. Более 90 лет назад Джордж Мэллори, который считается первым человеком, предпринявшим попытку восхождения на вершину Эвереста, ответил на этот вопрос за меня: «Потому что он существует!»

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу  Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Читайте также

Читайте в разделе