Как приготовление еды в США стало делом мужчин. Блог Татьяны Ворожко

Илюстрация

Все больше мужчин в США готовят и гордятся своими кулинарными навыками.

Американские мужчины все больше занимаются стряпней и все меньше рассматривают это как чисто женское дело. Папочка, который может не только пожарить барбекю на День независимости, но и ужин посреди недели приготовить – не такой уж и редкий зверь, хотя от этого не менее ценный.

Сотрудники Мичиганского университета, которые изучали привычки 3 тысяч представителей поколения Х (1961-1981 года), установили, что мужчины стали больше ходить в продуктовые магазины, готовить, обмениваться рецептами и смотреть кулинарные передачи. В среднем замужняя женщина готовит 12 блюд в неделю, одинокая – 10, женатый или одинокий мужчина – 8. А вот среди младшей когорты, милениалов (тех, кто родился после 1981 года) за приготовление пищи (полностью или частично) отвечает примерно одинаковое количество женщин и мужчин.

В общем, подсчитали исследователи Университета Южной Каролины, в 2015 году приготовлением пищи занимались 43% всех мужчин, тратя на это в среднем 49 минут в день, что на 14% и 8 минут больше, чем в 1965-м. Женщины в США сегодня готовят чуть больше, чем в 95-м, но гораздо меньше, чем в 1965-м.

Попробуем разобраться в причинах. (Большинство из них присущи всем странам западного мира, включая Украину, хотя, по моим наблюдениям, в меньшей степени, чем США). Остановимся на глобальных тенденциях, которые делают приход мужчин на кухню более быстрым и более массовым.

Мужчины больше готовят по тем же причинам, что и больше гуляют с детьми или делают другую домашнюю работу. Установки, разделение труда, идеи о том, какой должна быть и что должна делать настоящая женщина и настоящий мужчина, сформированные на основе потребностей и особенностей аграрного периода, в постиндустриальное время становятся все менее актуальными. 

Обязательства, которые диктовались традициями на протяжении тысячелетий, становятся индивидуальным решением и результатом компромисса каждой отдельной пары.

Прилагается также то, что в США все более популярным становится гибкий график работы и работа из дома, но не у всех и не одинаково. В Украинской службе «Голоса Америки», к примеру, трое мужчин, которые имеют семью и детей, и берут на себя приготовление ужина посреди рабочей недели, работают из дома или по гибкому графику, а жены тратят 2 часа или больше на дорогу на работу и обратно.

Впрочем, в отличие от смены подгузников или мытья пола (некоторые мужчины делают и это), приготовление пищи считается более творческим, модным и престижным занятием.

Боссы мафии и железные повара

Важным является влияние массовой культуры. Если даже боссы итальянской мафии («Славные парни», «Клан Сопрано») не брезгуют резать овощи, то почему почтальон или менеджер должны считать это не мужским делом?

Но все голливудские фильмы, где у плиты или мангала можно увидеть мужчин, не сравнятся с влиянием телевизионного канала «Food Network» и появлением феномена звездных поваров. За последние 20 лет это стало заметным культурным явлением в США.

Традиционные форматы кулинарных шоу, где ведущий рассказывает и показывает, как приготовить то или иное блюдо, уступают место программам, где стряпню подают чуть ли не как олимпийский вид спорта, сложный научный или бизнес-проект. (Некоторые из них заимствованы и адаптированы в Украине).

В американском «Железном Поваре» (сам формат появился в Японии) участники за ограниченный период времени приготовить четыре блюда, использовав в каждом из них заданный ингредиент. Все это комментируется в манере футбольного матча, а само название отсылает к соревнованию супер-триатлона «Железный человек». Большой зал, где проходит соревнование, — кухонный стадион. В шоу соревнуются звезды канала и те, кто бросает им вызов. В случае победы «новичок» получает статус «Железного повара» – почти черный пояс в каратэ, и присоединяется к пантеону кулинарных «богов». Большинство этих «богов» – мужчины. К тому же ведется статистика побед «железных поваров» – все как в спорте. А ведущий – мастер боевых искусств.

На телеканале 16 соревновательных программ. В 2005 году в соревновательном формате здесь было только два кулинарных шоу.

Соревнования происходят с самой пищей – в шоу «Человек против еды» Адама Ричмана. Он путешествует по стране и «на слабо» съедает невероятное количество продуктов. Я это смотреть не могу: одной порцией, которой он под подбадривание толпы давится, можно накормить целую деревню.

Программа Алтона Брауна, между тем, показывает кулинарию как сложный междисциплинарный научный проект. Британец Гордон Рамзи, американец Роберт Ирвин и другие в различных вариациях шоу спасают бары и рестораны от банкротства, и в том, как они это делают, особенно в случае Рамзи, нет ну ничего женского.

Повара – мультимиллионеры

Даже если человек ни разу эти шоу не смотрел, имена крупнейших звезд ему известны – так же, как знакомы имена звезд эстрады и спорта людям, которые не очень интересуются новинками популярной музыки или результатами последних соревнований.

Бобби Флей, Марио Батали, Майкл Саймон, Энтони Бордейн, британцы Джеми Оливер и Гордон Рамзи, Вольфганг Пак, Тайлер Флоренс, Рэйчел Рэй, Гай Фуэри не ограничиваются телевидением. Они открывают рестораны, выдают именные кулинарные книги, консультируют, участвуют в других проектах. Большинство приходят на телевидение, уже сделав имя в ресторанном мире, но получив собственное шоу или соревнуясь в «Железном Поваре», они становятся настоящими звездами американской поп-культуры.

Все в порядке у них и в материальном плане. Самый богатый из них – Вольфганг Пак, состояние которого оценивается в $400 миллионов. Его компания контролирует 21 ресторан, бизнес по доставке питания, более 50 кафе; продает товары для кухни, продукты и кулинарные книги.

Джеми Оливер с состоянием в $172 миллиона – один из самых богатых людей Великобритании. Тайлер Флоренс «оценивается» в 50 миллионов, Бобби Флей – в 6 миллионов.

Конечно, как и в случае футбольных болельщиков, человек может с азартом смотреть соревнования на кухонном стадионе и не знать, как включить конфорку. Но если маленький мальчик проявляет интерес к кулинарии, все меньше родителей захочет сказать: «Ты что, девочка? Иди лучше – возьми в руки молоток».

Кроме этих причин, для моего мужа, который великолепного готовит, приготовление пищи — это еще и творчество и ощущение создания завершенного продукта. Он работает над бизнес-соглашениями, переговоры по которым тянутся месяцами. А ужин – это продукт, который гарантированно прямо сейчас будет иметь благодарных клиентов, меня и сына. А мне, я считаю, просто повезло.

Мнения, высказанные в рубрике «Моя Америка», передают мнения самих авторов и не отражают позицию «Голоса Америки»

Больше блогов здесь

Читайте также

Читайте в разделе