От социализма к фашизму

Уго Чавес из-за банкротства марксистского социализма-коммунизма придумал новый – боливарианский социализм – так сказать, с опорой на национальные традиции. Точнее – попытался поставить себе на службу имидж революционера и национального героя Венесуэлы Симона Боливара (1783-1830), добившегося при поддержке Великобритании и США ее освобождения от Испании. Ничего сверхъестественного – Боливар был столь популярен, что Семен Петлюра, подражая ему, стал называть себя Симоном, в надежде освободить Украину от гнета Российской империи.

Боливарианский социализм в теории не слишком отличался от советского марксизма – в него Чавес лишь добавил национализм и старую идею европейских социалистов и анархистов о кооперативах, артелях и других производственных ассоциациях как основе экономики. Большевики ею тоже пользовались в период НЭП. На практике социализм Чавеса без особых фантазий копировал советский, с тем лишь отличием, что частная собственность в нем допускалась. В риторике это напоминает очень позднего Горбачева, в реализации – современную РФ, где государству принадлежит 70% экономики, а частный сектор плотно аффилирован с государственной бюрократией. Поэтому чиновников Чавеса оппозиция, как левая, так и правая, презрительно называет "новой буржуазией". Несмотря на это, чависты по привычке в марксистском стиле ругают буржуазию. Ничего нового, все ругали буржуазию, Муссолини с Гитлером тоже ее ругали и боролись за социализм.

Николас Мадуро – преемник Чавеса, сейчас даже идеально копирует у Муссолини его модель корпоративного государства – базовую для системы фашизма. Мадуро 30 июля провел выборы в заявленную им "Конституционную ассамблею", она же "Учредительное собрание" для изменения Конституции, по лекалам Муссолини и в духе сословных парламентов средневековья.

Треть депутатских мест в этой ассамблее Мадура отдал сословным представителям от крестьян, рабочих, пенсионеров, студентов, инвалидов, индейцев, предпринимателей и коммун, а также советов общин. Две трети депутатов избирались по мажоритарке в территориальных округах. Метод выборов от сословий с использованием админресурса обеспечивал чавистам около 30% мест в ассамблее, а недостающие 21% они могли набрать в территориальных округах. Такая система выборов на 101% гарантировала чавистам большинство в ассамблее и переписывание Конституции под Мадуро. Поэтому оппозиция единодушно отказалась в них участвовать и призвала бойкотировать выборы. Тем самым в ассамблею прошли только чависты и близкие к ним группы. Мадура заявил о 41% явки, оппозиция и независимые наблюдатели говорят максимум о 15% явке, с той поправкой, что бюджетников принудительно погнали на эти выборы без выбора.

Тем самым, реальная поддержка чавистов не превышает 15% населения и совпадает с числом членов убывающей Единой социалистической партии и их семей. В 2007 г. в ней было 5,7 млн. человек – лучшие годы, население Венесуэлы – 31,5 млн. человек. Чавизм или боливарианский социализм закончился классикой фашизмом с диктатурой "нового дворянства" или партийной номенклатуры, ошибочно называемой в Венесуэле "новой буржуазией". Справедливости ради надо признать: социалист Муссолини был лишь креативным плагиатором, придумавшим оригинальное слово "фашизм", но основы он скопировал у большевиков. Россия – подлинная родина фашизма, но там никогда не будут претендовать на его открытие, по понятным причинам. Впрочем, и это исключить нельзя, глядя на умиление россиянами Сталиным. Такое признание расставило бы все на свои места и внесло бы ясность в социальную историю, но современные фашисты, как и прогнозировали в 1930-ые, в основно предпочитают называть себя антифашистами. Не удивительно, что чависты обзывают оппозицию фашистами, а та тоже возвращает им их настоящее имя.

Дальнейшее развитие событий в Венесуэле, вопреки предположениям о различных вариантах, имеет лишь одно магистральное направление. Мадуро не для того затеял свою ассамблею, чтобы отступить на половине пути. Он получил желаемое – послушную себе ассамблею – параллельный парламент уже существующему парламенту. Так как два парламента не могут существовать одновременно, то один из них Мадуро распустит, – понятно какой, а оставшийся займется юридическим оформлением диктатуры. Оппозиция с роспуском законного парламента не согласится, но так как Мадуро вывел ситуацию за правовое поле, то у нее остается только один путь – силовое свержение диктатуры Мадуро. В этом ее может поддержать часть бывших и действующих чавистов. В таком случае у России как мирового жандарма добавится головной боли по подавлению революции в Венесуэле, которая идет там с 2013 г.

Вероятность военной интервенции России в Венесуэлу достаточно высокая, несмотря на то, что РФ вышла там из нефтедобычи и переуступила свои активы Китаю. Мадуро – один из немногих настоящих союзников РФ и Венесуэла – емкий рынок сбыта продукции для российского ВПК. РФ также давно заявляет о создании своей военно-морской базы в Венесуэле, проводила там учения, и в случае падения Мадура эти проекты придется закрыть. Есть и такой фактор как оказание поддержки революционерам в Венесуэле, в том числе и вводом войск, Лигой американских государств, из членства в которой Мадуро с 2016 г. стремится вывести страну.

Лига еще никогда и никуда войска не вводила, но на ее счету есть ликвидация в 2008 г. восстания в Боливии против Эво Моралеса – друга покойного Чавеса и боливарианского социалиста. На второй год президентства Моралеса экономически развитые и населенные евроамериканцами шесть областей на востоке страны вместе с их губернаторами заявили о создании "Нации равнин" и выходе из состава Боливии. Местная полиция поддержала эту затею, воинские гарнизоны ей тоже не препятствовали, и госучреждения заняли, как модно говорить, "ополченцы". Инициаторы отделения, чтобы происходящее в глубине Латинской Америки заметила мировая общественность и признала новое государство, сначала снизили давление, а затем вовсе отключили газ, идущий в Аргентину и Бразилию.

Но 15 сентября в Сантьяго – столице Чили собрались главы государств Латинской Америки, многие из них – противники Моралеса, и единодушно призвали газ включить и прекратить всё это отделение. Сепаратисты поняли: их никто не признает. Даже США, в отношении которых были некоторые надежды, так как Моралес легализовал листья коки в Боливии как национальную еду индейцев, а США обвиняли его в поддержке торговцев кокаином. В результате после предупреждения от Лиги сепаратисты сами за два дня свернули свою "Восточно-Боливийскую народную республику", а тех, кто упорствовал, разогнали армия и полиция, которые таки определились, что поддерживают президента Моралеса.

Россия во время этих событий перебросила авиацией группу своих "советников" и десантников в Венесуэлу, но не для поддержки "Восточно-Боливийской республики", а для защиты Моралеса. Не понадобились – "империалисты и буржуазия" не отдали его на растерзание восточно-боливийским "сепаратистам".

Теперь "мировой империализм" покушается на святое – на Мадуру. Аргентина, Перу, Колумбия и Мексика "выборы" в Венесуэле не признали. Страны ЕС, США, Канада и Украина – тоже. Даже генпрокурор Венесуэлы "выборы" не признал. Москва в сложной ситуации, – на какую "глубину" вмешаться? Готовиться к отправке "добровольцев" еще и в Венесуэлу или как?

В этом есть ирония истории. В 1822 г. русский царь Александр I добился на конгрессе "Священного союза" в Вероне принятия решения об отправке войск в Венесуэлу для подавления революции, начатой Симоном Боливаром. Но ни русские, ни прусские полки воевать в Венесуэлу по техническим причинам не поехали, а французы ограничились подавлением революции в самой Испании. Теперь перед Россией та же проблема, что и сто лет назад, с тем лишь отличием, что технические возможности для переброски войск сильно возросли. Но Венесуэла – страна с очень высоким уровнем негативного отношения к россиянам.

Редакция сайта не несет ответственности за содержание блогов. Мнение редакции может отличаться от авторского.

Присоединяйтесь к группе «Обозреватель Блоги» на Facebook, следите за обновлениями!

Читайте также

Читайте в разделе