Почему мы все еще зависим от России

В аграрном секторе разгорается очередной скандал.

По инициативе министра АПК Тараса Кутового Кабмин на заседании 18 мая поддержал законопроект об обнулении пошлин на ввоз минеральных удобрений. В том числе и из России.
Знімок екрана 2017-05-22 о 18.04.30

Все это произошло на фоне решения Минэкономики ввести антидемпинговые пошлины против импорта удобрений из России.

Выходит, что есть две противоречащие друг другу инициативы. Минэкономики выступает за введение антидемпинговых пошлин на импорт удобрений из России. А Кабмин с подачи главы МинАПК проголосовал за законопроект об отмене любых пошлин на импорт удобрений.

В случае с отменой пошлин проигнорированы украинские мощности по производству – Азот (Черкассы), Ровноазот, Северодонецкое объединение Азот. Все они принадлежат олигарху Дмитрию Фирташа, но именно эти предприятия последнее время были поставщиками удобрений на внутренний украинский рынок.

Конфликт между Ostchem и российскими поставщиками объясняется тем, что Россия, пользуясь дешевой ценой газа, поставляет в Украину удобрения, по сути, по демпинговой цене.

Это вроде как неплохо тактически, но содержит невероятные риски с точки зрения стратегии.

АПК за последние годы стал локомотивом украинской экономики. Объем производства и экспорта в отрасли каждый год бьет рекорды. Владельцы аграрных холдингов вошли в топ-10 самых богатых украинцев, наступая на пятки традиционным олигархам.

Что сильно радовало до сих пор – это то, что украинский АПК не зависел от российского рынка сбыта и, в принципе, от российского капитала.

Но фактически одним решением Кабмина, пролоббированного Кутовым, эта независимость и все наши виды на будущее агропромышленного комплекса перечеркнуты.

Мы снова зависим от России. Снова ничего без нее не можем. В этот раз в вопросе поставок удобрений на украинский рынок. Перекроют российские удобрения – не будет возможности провести полевые работы быстро.

И это все на фоне санкций, которые ввел СНБО против российских IT-компаний, работающих в Украине.

Звучит как самоубийство.

Казалось бы, очевидный выбор, нужно стараться подстраховаться и загрузить собственные мощности. Но тут возникает другая проблема. Ostchem имеет собственную задолженность за газ перед Нафтогазом Украины. И потому не может получать газ, а, соответственно, производить удобрения. С марта Фирташ остановил свои заводы. Напомнив Нафтогазу о долге в свой адрес, который тянется со времен злополучного УкрГаз-Энерго.

Более того, на чьей стороне сейчас Дмитрий Фирташ в конфликте Украины и России, судить сложно. Не исключено, что далеко не на украинской.

Поэтому МинАПК действительно оказалось в очень сложной ситуации.

С одной стороны – остановивший заводы пророссийский олигарх Фирташ.

С другой – поставки удобрений напрямую из России; что еще хуже.

Впрочем, и из этой непростой ситуации был выход.

Последние два месяца Кабмин просчитывал варианты поставок минеральных удобрений из третьих стран и вариант с налаживанием давальческой схемы производства на заводах Ostchem  при посредничестве  государственного и полностью контролируемого Аграрного фонда. Любой из вариантов мог стартовать уже в ближайшее время, что позволило бы подойти к осенней посевной с сформированными по минимальной цене запасами удобрений. Однако в результате россияне все равно всех переиграли. Они просто заручились поддержкой министра Кутового, который выбил обнуление пошлин. Де-факто это означает монополию российского продукта.

Как рассказал мне высокопоставленный источник в Кабмине, в апреле министр АПК несколько раз встречался с представителями трейдерских компаний, которые импортируют российские удобрения. При этом официально Кутовой находился на больничном, чтобы в случае разбирательства избежать любых обвинений в злоупотреблении служебным положением.

Что означает для аграрной отрасли  и государства в целом принятое Кабмином решение уже в среднесрочной перспективе?

На глобальном уровне обнуление минимальных барьеров для защиты внутреннего рынка еще больше усилит зависимость от импортной продукции, которая является ресурсом для ключевой – аграрной – отрасли украинской экономики. Учитывая, что поставки осуществляются из страны-агрессора, такая зависимость несет не только экономические, но и геополитические риски.

Однако даже если предположить, что российская сторона не будет использовать эту зависимость в гибридной войне, а ставит во главу угла исключительно заработок своих химпредприятий, то для украинской экономики и агросектора, как основной ее составляющей, это только масштабирует негативный эффект.

Свободный доступ на украинский рынок означает, что в осенней посевной кампании удельный вес удобрений российского производства станет абсолютным. Россияне формируют запасы на нынешнем минимуме цены, используя при этом склады того же  Ostchem, а, продавая их осенью с монопольной премией, получат маржу на уровне 100-150%.

Со временем украинские сельхозпроизводители ввиду отсутствия альтернативы будут вынуждены соглашаться на нерыночные условия либо сокращать закупки и, соответственно, внесение минудобрений. Это грозит в первом случае снижением рентабельности сектора, а во втором – сокращением урожая и объемов экспорта, что эквивалентно сокращению экспортной выручки на 2,5 млрд гривен.

Какой глобальный вывод можно сделать из всей этой истории?

Добиться экономической независимости от России можно, как показал пример того же Нафтогаза Украины, отказавшегося от импорта газа из страны агрессора.

Но, для этого нужны воля и терпение.

Никто не мешал МинАПК начать загружать заводы Фирташа через государственные монополии сырьем и продавать полученные удобрения на внутреннем рынке.

Но почему-то был выбран самый простой путь. Путь минимального сопротивления.

Я бы сказал так: минимального сопротивления и максимального риска.

Читайте также

Читайте в разделе