Пять особенностей американских школ, которые удивят украинцев. Блог Татьяны Ворожко

Илюстрация

Фото: pressmaster/Depositphotos

Индивидуальные задания, перемешивания классов, «свидание» с учительницей и фандрайзинг вместо поборов — американские школы сильно отличаются от украинских.

Мой сын ходит в третий класс государственной школы в учебном округе провинции Феерфакс (штат Вирджиния). Некоторые особенности организации школьной жизни, описанные в статье, присущие школам именно нашего округа. Впрочем, большинство из них присущи любой государственной американской школе, где обучается около 90% всех детей США.

1. Дифференцированная система обучения

Начиная с киндергартен (нулевой класс), ребенок выполняет не только задачи, которые даются всему классу, но и получает от учительницы индивидуальные, которые наиболее соответствуют его уровню способностей и склонностям.

А уже с третьего класса дети учатся на разных уровнях. Самый высокий — четвертый. Эти дети занимаются по всем предметам по специально разработанной для них программе. Отбирает детей комиссия по результатам когнитивных тестов, рекомендаций учителей и оценок. В нашей школе с около 150 третьеклассников (5 параллельных классов) в классе четвертого уровня — только 14.

Те, кого учителя считают достаточно талантливыми, но их не отобрали в эту элитную группу, попадают на третий уровень. Они учатся вместе со всеми, но на одном или двух предметам — чтении и математике — вместе с «продвинутыми» детьми. Таких детей тоже немного. Мой сын как раз на третьем уровне. В его классе из более 20-ти детей отдельные занятия посещают только двое.

Он в восторге от этих классов. Вот пример классной работы: дети прочитали миф о Дедале и Икаре и должны были предложить версию, почему Икар взлетел слишком близько к солнцу. Мой сын решил, что тот просто дистанцию до солнца не рассчитал. Другие дети выдвинули гипотезы, что Икар или не поверил отцу, или так увлекся полетом, что не заметил, когда взлетел слишком высоко. И каждый восьмилетний ребенок должен был представить свою теорию, обосновать и защитить ее перед другими.

Разница в домашней работе по математике — поразительна. В обычном классе дети расставляют трехзначные цифры от большого до самого маленького, в «продвинутом» — решаютзадачи, требующие построения и решения 2-3 арифметических действий.

Второй и первый уровни — это задачи, которые должны научить ребенка критически мыслить. Первый уровень — для всех. Второй — индивидуальные.

Эти вещи не являются неизменными на протяжении обучения в младших классах. В январе родители могут подать документы своего ребенка (с новыми результатами тестов, которые можно пересдать) на рассмотрение комиссии по зачислению его на четвертый уровень обучения. А на третий уровень учитель может в любой момент сам перевести ребенка, если видит, что уровень математики или чтения в классе для него довольно легок.

Также в нашем учебном округе работает программа «Вдвойне исключительные ученики». Это дети, которые могут быть одаренными в чем-то одном, но имеют проблемы по другим предметам или с обучением вообще. Мери Кин, которая в нашей школе занимается дифференцированным образованием, верит, что в каждом ребенке, какие бы проблемы с обучением у него не были, можно найти талант или хотя бы интерес к определенному предмету, и его необходимо поддерживать.

В средней школе уже три уровня — обычный, почетный (honors) и продвинутый (advanced). Но там дети начинают выбирать предметы, сначала по рекомендации учителя, а затем и самостоятельно, а также — уровни этих предметов, а значит все обучение становится дифференцированным. Умные дети в старшей школе могут учиться по университетской программе по отдельным предметам.

Программа, которую я описала, именно так работает в учебном округе провинции Феерфакс. В других учебных округах она может по-другому называться (gifted and talented, enrichment) и отличаться. Иногда школы, с целью дополнительного развития талантливых детей, привлекают ресурсы на местном уровне (библиотеки, например) и даже частные компании.

2. «Свидание» с учительницей

Родительское собрание — это то, чего я жду с нетерпением. Когда еще выпадет возможность пообщаться с человеком, который хорошо знает твоего ребенка и готов об этом говорить?

Встречи родителей с учителем индивидуальные. Раз в год родители получают приглашение забронировать в календаре учителя 15-минутное окно. Как правило, я делаю это немедленно и «забиваю» на утро, чтобы сделать это по дороге на работу. Всегда поднимает настроение. Особенно счастливой я была после первой встречи, потому выяснила, что четверки, которые мой сын приносил домой, есть наивысшей оценкой.

Также с учительницей всегда можно связаться по электронной почте или позвонить. Кроме этого, в начале учебного года проводится общее собрание, в школе также организовывают специальные лекции для родителей, которые читают учителя или приглашены специалисты по таким темам, как дифференцированное обучение, отношения между братьями и сестрами, синдром дефицита внимания и тому подобное.

3. Бурная школьная жизнь, но без поборов

Школы стараются как можно больше привлекать родителей. Еженедельно ребенок приносит в рюкзаке объявления об очередном фандрайзинге (сборе средств), ночи игры в Бинго, олимпиаде по математике для 6-го класса, общем обеде в День благодарения и тому подобное.

В начале года учитель также приглашает родителей стать волонтерами в классе — помочь подготовить папки с заданиями, наточить карандаши, отдельно рассылаются приглашения сопровождать детей во время экскурсий.

Учительница моего сына Джюли Поджоло рассказывает, что учителя определяют, какая помощь им нужна, и, как правило, в младших классах она самая желанная.

Во всех мероприятиях нашей школы участвовать мы не можем физически. Но когда появляется возможность, обязательно приобщаемся. Международная ночь, куда мы с сыном ходим в украинском наряде и с варениками. Вечеринка в Хеллоуин. Субботник, на который надо приходить со своими граблями и мотыгами. Ночь кино. Однажды стала волонтером во время урока в первом классе. Мне понравилась очень спокойная дружеская атмосфера, а также то, что на уроке дети не боятся ошибиться или задать вопросы.

Немало школьных мероприятий являются формой фандрайзинга. Например, продажа билетов во время Международной ночи. Иногда Ассоциация родителей и учителей рассылает призывы принять участие в том или ином аукционе на нужды школы. Дети могут и сами собирать средства — продавать лимонад, оберточную бумагу.

Активно к фандрайзингу приобщается местный бизнес, особенно если в школе учатся дети владельцев. Время от времени я получаю приглашение поужинать или купить пиццу в том или ином местном ресторане, 15% доходов которого в эту ночь пойдет на нужды школы. Для ресторанов это — прекрасная возможность привлечь новых клиентов. Для родителей — познакомиться друг с другом. А для школы — построить новую игровую площадку.

В то же время все это добровольно. Требовать деньги никто не будет, а бедным семьям еще и оказывают помощь, такую как бесплатные обеды для детей.

4. Инклюзивное образование

Когда я была в классе сына, один мальчик прекратил работу и лег спать на коврике на полу. У него также был специальный стул с прямой спинкой, который должен ему помочь успокоиться.

В американских школах уже много лет действует принцип инклюзивного обучения. Дети с физическими проблемами учатся вместе со всеми. По закону, все школы и детские учреждения должны быть доступны для колясок.

Для детей с аутизмом или другими проблемами развития есть специальные классы, которые проводятся здесь же, в обычной школе, где, как правило, в малых группах с ними работает специально подготовленная учительница. В округе Феерфакс лет десять назад детей с аутизмом начали приводить в общие классы на уроки музыки, рисования и физкультуры.

Если ребенок имеет серьезные эмоциональные проблемы или проблемы развития, но демонстрирует успехи по определенному предмету, например, математике, этому предмету он может учиться вместе с детьми в общем классе. Но в таком случае ребенок должен быть способным усвоить материал, и его всегда сопровождает помощник учителя. Решение по обучению этого ребенка в общем классе принимается совместно учителями, психологами и родителями, рассказала мне Поджоло.

Если ребенок имеет незначительные проблемы, например, ему трудно сосредоточиться, то, по совместному решению того же «консилиума», учитель может использовать отдельные принадлежности, например отдельный стул для одноклассника моего сына.

В США «миллениалы», по многим опросам, намного более толерантны к любым различиям, чем старшее поколение. «Но ты не представляешь, насколько терпимым есть поколение, которое идет за ним», — говорит мне учительница сына. Она рассказывает, что их соседский ребенок летом сменил пол. «Хорошо, что он сделал это между младшей и средней школой, никто знать не будет в новой школе, что эта девочка была мальчиком», — поделились она своими мыслями с сыном, также семиклассником. «Мам, а почему он по этому поводу должен переживать? — не понял сын. — Ну сменил и сменил».

Необычной внешностью или именем в нашей школе тоже никого не удивишь — в нашем районе живет много работников посольств, индийской, вьетнамской, арабской, китайской и латиноамериканской диаспоры. Среди друзей моего сына — дети с такими именами как Никел, Фейсал, Пуфарадж.

В то же время в школах США действует принцип нулевой терпимости к насилию и угрозам. Для детей с серьезными проблемами с поведением — с диагнозом или без — существуют так называемые альтернативные школы, в которые причисляют детей после 6-го класса. С младшими пытаются решать проблему: в ситуацию вмешивается директор, ребенка могут отстранить от занятий на время, в крайнем случае — отчислить. Но ни о каком таком случае за всю свою 30-летнюю карьеру Джюли Поджоло не слышала.

5. Перемешивание классов

В отличие от остальных особенностей, о которых я написала, эта мне не очень нравится. Ежегодно заново формируют параллельные классы, перемешивая детей. Лучшего друга, с которым ты сидишь рядом с первого класса, быть просто не может. Родителям тоже нет смысла устанавливать близкие отношения, потому что через год будет новый родительский состав.

Делается это в США очень давно. Когда я пыталась поднять эту тему с другими родителями и учителями, на это реагировали так, будто я пыталась понять вопрос «А для чего рыбе хвост?»

Объяснения, которые мне удалось найти, следующие: во все параллельные классы таким образом попадает примерно одинаковое количество детей, которые хорошо или плохо учатся, являются хулиганами или гениями.

Дети же могут ближе познакомиться с большим количеством детей — старые дружеские отношения не исчезают, потому что школьники все равно вместе играют на переменах или занимаются на внеклассных занятиях. Если между двумя детьми установились нездоровые отношения, это не будет тянуться через все годы обучения.

Также ребенок ежегодно получает шанс заново завоевать себе место в коллективе, учитывая предыдущие ошибки, а новые дети становятся в школе почти такими же новичками, как и остальные, что делает переезд на новое место менее травматичным для ребенка.

А что бы из этого вы хотели увидеть в школе своего ребенка?

Колонка опубликована в блогах на сайте Украинской службы Голоса Америки. Мнения, высказанные в рубрике «Моя Америка» , передают взгляды самих авторов и не отражают позицию «Голоса Америки»

Опубликовано с разрешения автора и издания

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Читайте также

Читайте в разделе