Шок будущего: как найти свое место в новом мире

Илюстрация

Фото: baranq/Depositphotos

От аграрной культуры к индустриальной мы шли столетия, а путь к информационному обществу преодолели за десятилетия. Чтобы адаптироваться, нужно быстро меняться.

В семидесятых годах великий футуролог Элвин Тоффлер обрисовал характерное для того времени глобальное распределение труда: 70% населения работают в аграрной промышленности, 25% занимаются индустриальным производством, и лишь 5% зарабатывают на жизнь своим умом.

Основное отличие интеллектуального труда от аграрного или индустриального в том, что здесь продуктом является информация. По оценке футуролога, в будущем роль информации будет только расти, а сама информация станет главным продуктом. Также Тоффлер заметил, что помимо узкой прослойки интеллектуальных тружеников, которая присутствует во всех развитых обществах, наблюдается тенденция возникновение городов, где преобладают работники умственного труда: Санта-Моника (Калифорния), Нью-Йорк, Токио, Кембридж (Массачусетс), Лондон. Именно о жителях «городов будущего» футуролог написал: «Эти первопроходцы, часто неосознанно, сегодня живут так, как другие будут жить завтра».

Прошло сорок лет, и можно только удивляться, насколько пророческими оказались прогнозы, данные ещё в семидесятых. На сегодняшний день больше половины жителей земли живут в городах, а доля занятых в интеллектуальном труде увеличилась до 25%. Зарабатывать, не производя материальные блага, а занимаясь лишь информационным обменом, – это уже не исключение, а норма. Вот только наш мозг не может развиваться столь же стремительно, как общество в целом.

Тоффлер не зря назвал свою эпохальную работу «Шоком будущего». Те вызовы, которые нам предлагает новое время, не так легко преодолеть с наскока. Возрастание роли интеллектуального труда породило две, казалось бы, взаимоисключающие проблемы:

О первой проблеме хорошо высказался биолог Ричард Докинз, рассуждая, почему у жирафа шестиметровый язык: так сложилось исторически, язык жирафа рос вместе с его шеей. Так и общество десять тысяч лет жило аграрным производством: традиции, ментальность и даже физические качества человечества подстраивались под социальные нужды. Переход от аграрной культуры к индустриальной длился не одно столетие, и не прошёл безболезненно: религиозные гонения на учёных, восстание луддитов (борцов с техникой), метаморфозы семейных и нравственных институтов. До сих пор можно услышать рассуждения, что аграрный период – «золотой век человечества», на смену которого пришла стальная Калиюга.

Переход же от индустриального к информационному производству произошёл всего за десятилетия, потому данный шок будущего оказался ещё сильнее. Теперь религия определяется предпочтениями индивида, а не средой, в которой он вырос. Теперь мы больше платим за услуги, а не за товары. Институт семьи, нравственности и даже государства все меньше является обязательным и всё больше рекомендательным. А обработка информации стала критичной для поддержания жизнеспособности системы в целом.

Информации настолько много, что для её обработки теперь нужны узкоспециализированные эксперты. Их доля рынка не менее четверти от всего производственного процесса. В современном мире они подобны строителям дорог и кораблей, без которых в средневековье была невозможна торговля и международный культурный обмен. Вот только людей, которые могли бы быть информационными экспертами, по-прежнему не более 5% от общего количества населения.

Вторая проблема заключается в том, что люди, которые имеют все задатки информационных экспертов, часто не получают возможности развивать свои способности. Общество, которое пока не смогло приспособиться к возрастанию объёмов информации, не создало и условий для воспитания экспертов. Университеты оказались не готовы к взращиванию людей, которые воспринимают информацию как динамическую субстанцию, а не как «священное» неизменное знание. Более того, в отсутствии устоявшейся информационной культуры, потенциальные эксперты и сами могут не знать о своих выдающихся способностях.

Выходит, что для решения главных проблем информационного общества нам нужны новые социальные и государственные институты. Нам нужно создавать традиции и условия, при которых общество закрыло бы потребности в информационных технологиях и смогло выявлять, а также развивать соответствующих экспертов.

Остаётся лишь надеяться, что новые информационные институты будут созданы самими же экспертами. А для этого они должны понять своё предназначение и занять весомую позицию в обществе.

Например, признанный информационный эксперт Юлия Мозговая видит решение постиндустриальных проблем так: «Профессиональное тестирование детей, которое сможет помочь их сориентировать не туда, куда родители захотели, а туда, куда ведет их талант, уже спасает общество. Представьте себе, если бы этот фактор был учтен. Сколько бы мы получили эффективных и счастливых людей!»

Действительно, чтобы понять, являетесь ли вы одним из тоффлеровских «людей будущего», разработаны методики психологической диагностики, способные за несколько часов дать научно обоснованный ответ, к какому типу мышления вы относитесь: аграрному, индустриальному или информационному.

И если вы оказались в 5% информационных экспертов, то придётся взять на себя ответственность, что именно вы являетесь двигателем современной цивилизации, что без вас будущее не наступит.

Как бы тяжело вам ни было среди людей с архаичным мышлением, вы не должны сломаться под натиском основной массы, а, наоборот, повести её за собой. Ведь если мы сегодня не справимся с вызовами будущего, то завтра регресс может не только вернуть человечество к индустриальному или аграрному обществу, но и вовсе загнать нас в «уют» пещер, к спокойным и статичным «золотым временам» охотников и собирателей.

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу  Мнения Нового Времени

Больше блогов здесь

Читайте также

Читайте в разделе