Синдром Иуды

Что скрывает Госуполномоченная АМКУ Агия Загребельская

У Франца Кафки есть шикарный образ: «Чем шире разливается половодье, тем более мелкой и мутной становится вода. Революция испаряется, и остается только ил новой бюрократии. Оковы измученного человечества сделаны из канцелярской бумаги».

А еще из зеленых хрустящих бумажек в карманах коррупционеров. И если кто-то думал, что Украину и Революцию Достоинства минует эта чаша, то он просто не учил историю.

В нашей стране коррупция после событий 2014-го года успешно мимикрировала под знамена «реформации». Молодые успешные «реформокоррупционеры» проползли в высокие кабинеты, якобы выгнав гидру злочинной влады. И принялись распределять денежные потоки в свои карманы.

Но даже среди этих, вне сомнения, одаренных по-своему личностей, случаются настоящие «жемчужины».

Скандал вокруг конфликта Кабмина и АМКУ с его Госуполномоченной Агией Загребельской не утихает по сей день. Впрочем, это даже не скандал. Это настоящая позиционная война, в которой Загребельская задействует все средства. Вплоть до выдавливания слезы у своих фолловеров на страницах фейсбука.

Казалось бы, ситуация довольно проста .

Вот – Кабмин, который хочет ввести лицензионные условия для операторов лотерей.

Аргументы: борьба с нелегальным бизнесом, большие прозрачные налоги в госбюджет, финансирование культуры и спорта, минимизирование коррупционных рисков, гарантия выплат выигрышей.

Вот – Антимонопольный комитет, который протестует против инициативы правительства всеми средствами.

Аргументы: борьба с монополизацией рынка.

Это то, что на поверхности. А что на самом деле?
Чьи интересы в действительности преследует Госуполномоченная АМКУ?

Если разобраться, то совсем даже не интересы государства.
Точнее, государства… Вот только вопрос – какого именно?

Для того, чтобы дать ответ, нужно присмотреться к г-же Загребельской повнимательнее. Ведь это далеко не первый скандал, в котором засветилась неутомимая реформаторка.

В 2015-м году о Загребельской слышали все, кто следил за историей с госпредприятием СЕТАМ. Чиновница, будучи тогда еще в должности первого заместителя Председателя Государственной исполнительной службы Украины наладила мощную коррупционную схему.

СЕТАМ занимается тем, что торгует арестованным имуществом. А это очень лакомый кусок для коррупционеров.

Загребельская выходила на хозяев обанкротившихся (или якобы обанкротившихся банков) и сводила их с клиентами, заинтересованными в покупке заложенного имущества. Благое дело? Весьма. Особенно если учесть, что стоимость активов значительно занижалась. Загребельская проводила фиктивное оценивание и проводила сделки через СЕТАМ. Естественно, за свою работу получая значительные суммы «вознаграждения».

Довольны были все. Особенно Загребельская, которая взлетела в топ самых богатых чиновниц Украины согласно результатов декларирования доходов.

Дальше интереснее.

В июне 2015-го Загребельская переходит на свою нынешнюю должность. И начинает активно работать против якобы антимонопольных действий ГП СЕТАМ. А в действительности использует свое служебное положение для влияния на результаты торгов по заложенному имуществу.

Загребельская является противником реформирования АМКУ соответственно евростандартам. Почему?

Реформа АМКУ предполагает вместо 24-х территориальных отделений комитета в регионах оставить втрое меньше. Для Госуполномоченной это означает потерю откатов от руководителей отделений.

Хотя это всё мелочи. Даже крышевание ею азербайджанской мафии, о чем писало издание Facenews – только копейки по сравнению с центральным делом жизни чиновницы.

Самое главное, за что Загребельская стоит насмерть – это лотерейный рынок. Не допустить его монополизацию во что бы то ни стало для неё стало личной войной.

Согласитесь, позиция довольно странная. Как человек сведущий (а она умудрилась непостижимым образом за два года получить юридическое образование и лицензию адвоката, на что у людей «обычных» уходит минимум семь лет), она должна знать: единый лотерейный оператор – это европейская практика. В ЕС рынок государственных лотерей четко регламентирован и находится вне капиталистической экономической структуры. Единый оператор для Украины – это прорыв. Аргументы приведены выше.

Загребельской не интересно экономическое развитие собственной страны?

Судя по всему, да.

Ведь она является никем иным, как лоббистом двух лотерейных операторов – МСЛ и Патриот. Операторов де-факто – российских. Операторов, успешно работающих в Украине, хотя на них наложены санкции СБУ за финансирование ОРДЛО. И работающих только потому, что лицензионных условий на рынке – нет.

Теперь представим, что случится, если Кабмин продвигает инициируемые изменения. МСЛ и Патриот с треском вылетают. Потому что ни по объемах, ни по количеству перечисляемых в бюджет налогов даже близко не подходят к лидеру рынка – УНЛ.

Что это означает для Загребельской?
Только ли крах надежд на безбедную пенсию?
Или нечто более серьезное?

Прежде чем ответить на этот вопрос, стоит присмотреться теперь к другому человеку, который до сих пор стоял в тени. Собственно, и продолжает стоять.

Нет смысла отрицать, что за любыми громкими скандалами в экономике прячется большая политика. Так повелось. И не только в Украине.

В случае Загребельской у этой «политики» есть очень даже явное лицо: политические силы «Відродження» и «Воля народу».

А посредником между Госуполномоченным АМКУ и представителями бизнес-верхушки этих политпроектов является никто иной, как собственный муж Агии Аббасовны.

В свое время Денис Загребельский работал с «Молодыми регионалами», был помощником депутата-регионала Андрея Пинчука, занимался махинациями на рынке госзакупок. И есть высокая вероятность, что за всеми коррупционными действиями своей жены стоял именно он.

Сегодня чета Загребельских отстаивает интересы российских операторов лотерейного рынка, связанных с так называемыми оппозиционными партиями.

Так на какое государство работает Госуполномоченная АМКУ?

Вот такие караси водятся в разлитом мелководье революционных реформ. Скрыть свои грехи, работая на таком широком пространстве, Агии вряд ли удастся. И она это понимает. И потому спешит изо всех сил отработать заказ.
Пока ещё не поздно.

Самые радикальные революционеры становятся консерваторами на второй день после революции, сказала Ханна Арендт.

Вместо «консерваторами» можно подставить и другое слово: «коррупционерами».

А можно еще и третье.

Предателями.

Алексей Стешин

Читайте также

Читайте в разделе