Жарче, чем июль: 5 бестселлеров месяца. Блог писателя

Илюстрация

В этом сезоне в рубрике популярного чтива преобладают горячие динамические романы.

Кроме сногсшибательных приключений и авантюрных сюжетов, как настоящие горячие пирожки, расходятся истории, в которых надо распутать интригу и вычислить вора. Этим, в частности, летние бестселлеры отличаются от любовных романов минувшей весной.

Джессі Келлерман. Чтиво. – Х.: Фабула, 2017

Забавная, горькая, едкая и саркастическая книга, как раз к перемене погоды — как в политике, моде, литературе, так и в природе (в том числе, отношений).

Жизнь рядового преподавателя литературного творчества попадает в водоворот совсем других, не мещанских страстей. Происходит это после смерти его давнего друга, известного писателя, автора шпионских триллеров. Тот погиб в морской катастрофе. Успеху друга герой всегда завидовал, женитьбе на его бывшей девушкой — тоже. «Полистал страницы до конца поминальной книги и нашел чистую. На минуту задумался. «Дорогой Билл, — написал он. — Ты сукин сын».

При этом, как специалист, он видел все недостатки и современной литературы и творчества своего друга. Ирония романа в том, что, получив после смерти друга все, что хотел, став любовником его жены, присвоив чужой роман и славу, герой попадает в такой же «мещанский» мир интриг и обмана. Впрочем, читается роман на одном дыхании, а короткие, на пару страниц, разделы медленно приобретают профессиональные признаки настоящего шпионского триллера.

«Он вытащил дезодорант-электрошокер и сжал его в левой руке. Не очень сильно, не слишком слабо. Открыл чем-то зубную щетку, сжал ее в правой руке. Не очень сильно, не слишком слабо. Вспомнил советы Сокдолейгера. Пусть оружие станет продолжением тела. Не сжимай кулаки. Действуй. Он поднял зубную щетку и трижды постучал в дверь. Сначала не услышал ничего, потом раздались шаги, и дверь открылась».

Томас Пінчон. Виголошення лоту 49. – К.: Видавництво Жупанського, 2017

В этом романе современного классика, который изначально был признан мастером уровня Набокова и Борхеса, все происходит после смерти одного из героев. Любовница известного калифорнийского магната, обычная домохозяйка, неожиданно узнает, что обладает собственностью умершего, которой должна как-то распорядиться.

Впрочем, поскольку роман относится к постмодернистской классике, распоряжаться придется не только имуществом, но и сведениями о, казалось бы, известных фактах, вещах и событиях. Автор использует свой любимый прием всемирного заговора, шпионской конспирологии и социальной паранойи. Например, может оказаться, что Великая французская революция произошла через распределение рынка почтовых услуг, а современной Америкой на самом деле управляет организация, которая существует с эпохи Средневековья. Сплошные тайны, интриги и заговоры происходят на фоне старых добрых 60-х, что добавляет контраста самому загадочному из романов нашего времени.

Машаду де Ассіс. Посмертні записки Браса Кубаса. – Л.: Кальварія, 2017

Почти такая же «постмодерная» относительность дискуссионных вещей вроде научных или жизненных истин удивляет в романе известного бразильского писателя.

Герой его романа, богатый одиночка, решает написать историю своей жизни после того, как, по его же словам, он «умер в два часа после обеда в одну из пятниц августа 1869 в моей замечательной усадьбе в Катумба». По мере описания, предметом его иронии и презрения становится не только окружающий мир, но и сам читатель, к которому он обращается. Начиная с рассказа о своем генеалогическом древе, продолжая философскими размышлениями издевательского смысла, автор-герой ни на минуту не теряет чувства юмора, насмехаясь над родными и знакомыми, выдающимися личностями в политике, науке, культуре. Иногда текст начинает напоминать политический памфлет, временами напоминает философский трактат, но больше всего его хочется сравнить с авантюрным мошенническим романом, основной из признаков которого — симпатия к герою, которую начинаешь чувствовать на протяжении повествования. Любовь, родные, работа, мечты и грезы — на все он смотрит с точки зрения веселого философа, который временами придумывает себе реальность.

«Стоит вспомнить, — сказал мне психиатр, — известного афинского сумасшедшего, который считал, что все корабли, вошедшие в Пирей, принадлежали ему. Он был всего-навсего бедным человеком, возможно, у него не было даже где спать, не было даже бочки, как у Диогена. И мнимое обладание кораблями для него стоило всего золота Эллады».

Олесь Ульяненко. Там, де Південь. – К.: Люта Справа, 2017

Автора этого сборника повестей называют украинским Буковски, он описывает украинские реалии так же жестко и одновременно нежно. Его лирический герой — бродяга, бандит, хулиган — всегда в душе романтик. Иногда «Там, где Юг», действительно, напоминает «Юг без признаков Севера» упомянутого классика современной американской литературы, но еще больше его «Женщин». В Ульяненко вообще интрига почти всегда завязывается вокруг женщины, и недаром одна из последних его книг называется «Женщина его мечты», Также в этом сборнике.

«Она ушла и пропала в рыжей пыли, а ветер надувал, что сволочь, с Первой Слободской. Мне хотелось увидеть, как она идет и исчезает в туннеле улици, и мне сделалось так, будто целый стеклозавод разбили в моем желудке, в моей мошонке, десять тысяч кремпов, подобных утюгу. Я закурил и долго стоял на полусогнутых, вытаращившись в тот конец улицы. А улицы здесь широкие, почти тебе проспекты. А вот проспекты похожи на сточные канавы. С катушек можно съехать… Такая баба… ».

Поліна Кулакова. Корсо. – Брустурів: Дискурсус, 2017

В маленьком городе исчезают женщины. По сюжету, жертвой маньяка становится также подруга главной героини романа. Прежде всего это напряженный динамический рассказ, современный триллер и психологическая драма, и уже потом — философская трагедия с жуткими монологами убийцы. Его зовут «Садовник», поскольку свои жертвы он зарывает в саду, подробно описывая, как это происходит, и как было в первый раз. Именно тогда начинаются его «разговоры с Богом», который, как у Достоевского, оказался бездушным наблюдателем убийства, после чего нападающий понял даже не то, что «Бога нет», а что он его не боится.

Метафизического ужаса добавляют воспоминания о самоубийстве матери, чье повешенное тело напоминало малышу колокол, в который хотелось позвонить, а также постепенное нарастание отчаяния убийцы из-за жизненных неурядиц, которые приводят каждый раз к новой жертве. Именно эти ситуации, когда судьба поворачивалась к Садовнику не той стороной, не позволили ему сознательно выбрать между Добром и Злом, породив настоящего монстра, городского маньяка, профессионального мизантропа. Впрочем, роман не имел бы такого успеха, если бы завершался победой темных сил: добро и любовь и в этот раз сделали свое «сюжетное» дело, в конце которой читателя ждет неожиданная развязка.

Больше блогов здесь

Читайте также

Читайте в разделе