Есть четыре уголовных дела, где Порошенко может стать фигурантом и сесть — Гнап

Вместе с президентом в ответственности нужно привлечь около 150 топ-политиков. Это будет сигналом для остальных чиновников и силовиков, что за коррупцию наказывают по закону. Об этом и о своем участии в предстоящей президентской кампании в интервью Gazeta.ua рассказал журналист-расследователь 40-летний Дмитрий Гнап.

С Дмитрием Гнапом встречаемся 3 июля в 16:00 в кафе «Венские булочки» недалеко от метро Крещатик в Киеве. Он также приветствует журналистку Шерил Рид из американского издания Columbia Journalism Review. Она здесь ждет разговор с ним. Занимаем столик на летней площадке. За спиной Гнапа на двери табличка с фамилией и контактами нотариуса. Дмитрию звонят по поводу другого интервью.

Жена-прокурор возбуждает уголовное производство. Муж-судья заслушивает. И тебе подсовывают адвоката — их зятя

Нотариус Первушина. Интересно, не родственница Виты Первушиной — скандальной судьи. В них целые династии: жена — судья, муж — прокурор, кума — нотариус. Это называется all inclusive. Я делал несколько расследований о схемах таких династий. Туда попадаешь — без шансов. Прокурор возбуждает уголовное производство. Муж-судья заслушивает. Тебе адвоката подсовывают — зятя.

В 2014 году был момент, когда начали бояться ваших расследований. А потом это прекратилось.

В позапрошлом году после материала о «бриллиантовых прокуроров» возбудили уголовное дело. Но расследованию особо никуда и не продвинулось, поскольку начались чистки прокуроров, разоблачали «бриллиантовых». Система оправилась.

Связанные коррупционными связями чиновники, правоохранители — успокоились. Они поняли: никто не придет вешать их на фонарях, не будет выбрасывать из кресел. После огромного возмущения — Революции достоинства — люди вернулись к своей жизни: кто-то ушел на фронт, кто-то сконцентрировался на работе, кто-то отправился на заработки за границу. А чиновники, политики, правоохранители, судьи остались на своих местах. И тогда система начала переходить в контрнаступление. В лучшем случае, после каждого десятого нашего расследования кого освобождали, могли возбудить уголовное дело. Сейчас тенденция ухудшилась.

Почему решили баллотироваться в президенты?

Началась коррупционная контрреволюция. Это был один из факторов.

Другой — то, что многие люди из моего круга общения пишут в Facebook, как неплохо устроились на новом месте. Например, в Польше или Канаде, Словакии. Планируют своих детей отдать на обучение в восточноевропейских стран.

Третье: друзья, знакомые, родственники спрашивают: «За кого голосовать?» Они — в отчаянии. Потому что почти все действующие политики их разочаровали. Мы — на изломе. Мне кажется, каждый украинский мужчина должен быть немного националистом. Тогда как не вспомнить принцип националистов: «Кто, если не ты? Когда, если не сейчас?»

Телевизор Петра Алексеевича практически не критикует, потому что у него прекрасные отношения с олигархами

Вы тоже разочаровались в политиках?

Очевидно. Результаты социологических опросов показывают, куда с 54 процентов скатилась поддержка президента Порошенко. Он четвертый или пятый в рейтингах. Ему насчитывают около 5 процентов. Это позор для действующего главы государства. Еще можно было бы понять, если бы Порошенко проводил жесткие реформы. Но их нет. Телевизор Петра Алексеевича практически не критикует, потому что у него прекрасные отношения с олигархами. Лишь кучка помешанных независимых журналистов расследуют коррупцию в окружении президента.

Через месяц после победы Порошенко в первом туре я в Facebook написал: «Порошенко — это улучшенный на 30 процентоа Янукович»

Надеялись, что Порошенко будет президентом-реформатором?

Не было надежд. Через месяц после того, как он победил в первом туре, я в Facebook написал: «Петр Порошенко — это улучшенный на 30 процентов Янукович».

Позитив был в том, что все же улучшен. Но Петр Алексеевич представляет старую генерацию политиков. Они считают, что ничего плохого нет в личном обогащении благодаря власти. Так думает Порошенко, так считают друзья, политические партнеры, союзники. Они решили, что недостаточно получают за свою победоносную и тяжелый труд на высоких государственных должностях. Следовательно нужна какая-то компенсация, какое роялти. Они считают, что воруют, а так зарабатывают. Хотя по факту — это хищение государственного имущества и средств.

За кого голосовали на выборах в 2014 году?

Нарисовал похож на шотландский флаг крест на бюллетене — перечеркнул его по диагонали. Не видел своего кандидата на президентских выборах.

Прошло более четырех лет. И снова Порошенко и Тимошенко — среди основных претендентов на пост президента.

Потому что те примерно 2,5 миллиона человек Майдана, активного слоя украинского общества, подумали: «Мы своей кровью, жизнью внесли новую власть в кабинеты. Значит они обязаны нам своим теплым, комфортным политическим будущим». А еще: «Неужели Порошенко, Аваков, Турчинов не хотят войти в историю, сделав выдающиеся вещи?» Оказалось, что хотят, но не могут отказаться от личного обогащения.

Убирая в руки огромные куски имущества, Порошенко, Коломойский, Ахметов, Фирташ обрастают коррупционными связями с политиками, государственными служащими, судьями. Поэтому большая часть окружения Петра Алексеевича — это не идейные единомышленники, а сообщники. Он тянет этот огромный багаж. Добавить не может, потому что эти люди много знают. Поэтому ничего и не произошло.

Вы проявляли махинации президента и его ближайшего окружения. Почему правоохранители никого не привлекли к ответственности?

Подчиненные президенту Генпрокуратуру и Службу безопасности возглавляют близкие к Порошенко люди — Грицак и Луценко. Но НАБУ берется за такие дела. Поэтому мы, антикоррупционные активисты, и Запад жали на президента, чтобы был создан антикоррупционный суд. Порошенко два года оказывал этом безумное сопротивление.

Но в этом море измены виднеется силуэт победы. Национальное антикоррупционное бюро возбудило уголовное производство по подозрению народных депутатов в получении неправомерной выгоды — в подкупе. В рамках этого дела мы проводили журналистское расследование и нашли доказательства, передали детективам. Их привлекли к уголовному производству. Если его доведут до финала и передадут в суд, это может вывести непосредственно на президента. На тот момент он уже будет гражданином Порошенко. Его можно будет привлекать к уголовной ответственности.

Олег Недава, финансист Иванющенко, сейчас является народным депутатом от БПП. И пользуется благосклонностью жены генпрокурора Луценко

Верите, что при новом президенте это удастся?

Зависит от того, кто им станет. Если Юлия Тимошенко — не верю. Она была политическим партнером Порошенко, с ней могли происходить тайные грязные договоренности относительно голосований. Значит, несмотря на вражду на экранах телевизоров, они с Порошенко могут быть сообщниками. Следовательно, не будут наказывать друг друга. Взаимных интересов у Юлии Владимировны и Петра Алексеевича есть много.

Так же воинственная риторика не помешала Порошенко и его окружению договариваться с соратниками Януковича. «Вышки Бойко» забыты, сделки Иванющенко с многомиллионного хищения и крышевание бизнеса — тоже. Олег Недава, финансист Иванющенко, сейчас является народным депутатом от БПП. И пользуется благосклонностью жены генпрокурора Луценко.

Петр Алексеевич — неглупый человек, имеет сильный политический инстинкт. Не исключаю проведения какой-то спецоперации. Например, объявление военного положения и отмены президентских выборов на определенное время. Порошенко может на это пойти, потому что понимает: если к власти придет независимый демократический кандидат, то он может сесть в тюрьму.

Кроме дела о подкупе народных депутатов, есть еще три дела НАБУ, где Порошенко может стать фигурантом. Это — «Роттердам +», дело Насирова и производства относительно злоупотреблений при поставках газа на Одесский припортовый завод. Там засветился близкий к президенту народный депутат Александр Грановский. То есть, есть четыре уголовных производства, где Петр Порошенко может стать фигурантом и сесть.

При каком президенте такое возможно?

Это может быть Анатолий Гриценко, Андрей Садовый, Виктор Чумак, Слава Вакарчук. Может быть кто-то от нашего небольшого либерального демократического сообщества — Василий Гацько, Александр Солонтай или я. Готов участвовать в праймериз по выдвижению единого кандидата. Готов попробовать. Хотя понимаю, что шансы у меня небольшие. Далее пусть граждане решают, кто будет единым кандидатом от демократических сил.

Политика — это не обязательно грязное дело. Все зависит от мотивации

Нардеп Сергей Власенко считает, что людям не из системы не стоит идти во власть. Ведь им не хватает государственного опыта. Но у нас у власти все время все с таким опытом — однако страна топчется на месте. В чем коренная проблема?

Многие порядочных и честных людей держались политики стороне. Нынешняя правящая элита утверждала ее как грязное дело. Там происходили договорняки, политическая коррупция, продажность. Также обществу говорили: чтобы заниматься политикой, нужно много денег. Вот нам Игорь Коломойский, или Дмитрий Фирташ, или Ринат Ахметов, или Петр Порошенко дает средства. И мы занимаемся политикой. А у тебя нет денег — значит тебе здесь ничего не светит. Это неправда. Люди на Майдане без такой Прорвы деньжищ, которая была у Януковича, без силовых ресурсов победили режим. Потому что сплотились, наладили взаимную поддержку. Затем это позволило создать добровольческие батальоны и помогать армии — после вторжения России.

При формировании команды делаю ставку на волонтеров и на краундфандинг (финансирование общиной. — gazeta.ua). Чтобы преодолеть это адское проклятие украинской политики, не добьешься успеха без денег. И что политика — это грязное дело. Все зависит от мотивации.

Вы объявили о создании онлайн платформы для привлечения волонтеров в команду. Многие откликнулись? Кто эти люди?

Думал будет 30-50. А уже имеем 130 волонтеров. Студенты, предприниматели, медики из разных городов Украины, является из-за рубежа. Специально не разгоняем эту информацию дальше. Я сделал один пост в соцсети. Все. На начальном этапе не нужно много волонтеров, потому что не сможем управлять такой массой людей. Для старта оптимально 100-150 человек.

В своей программе называете три ключевых пункта: борьба с коррупцией, победа в войне с Россией, построение сервисной государства. Как объясняете определение «сервисная государство»?

Это минимальное вмешательство государства в экономику и преобразования чиновников на обслуживающий персонал. Ликвидация значительного количества должностей и замена их на электронные сервисы, мобильные приложения. Также отмена большинства разрешительных процедур.

Придется заново проводить судебную реформу, поскольку ее сымитировали. А еще реформу МВД, потому что там почти никаких изменений не произошло

Какие еще три пункта этой программы добавили бы?

Экономическая свобода. У нас зарегулирована государство. Правоохранительные органы терроризируют предпринимателей.

Следующий пункт — справедливость. Завершение создания Антикоррупционного суда и наказания не менее 150 топ-чиновников. Привет Порошенко, сын Авакова, Насиров, Розенблат. И далее по списку. Эти люди должны сесть за решетку. Это не кровожадность. Это сигнал для остальных 2 миллионов чиновников и правоохранителей, что наказание за коррупцию есть.

Придется заново проводить судебную реформу, поскольку ее сымитировали. А еще реформу МВД, потому что там почти никаких изменений не произошло.

И третий пункт — обновления. Кучка бешеных романтиков не изменят ситуацию во власти. Не внедрят экономическую свободу, не отстоят справедливость. Это значит — тысячи хороших людей должны идти во власть на всех уровнях. А для этого нам нужна политическая реформа. Открытые списки, прозрачное финансирование партий, запрет политической рекламы на телевидении и желательно — наружной рекламы тоже.

В Украине идет борьба с коррупцией? Потому что есть ощущение, что это — тоже имитация.

Есть те, кто пытаются бороться. Но их усилия разбиваются, как о стенку. НАБУ возбуждает уголовные дела и ловит с доказательствами коррупционеров. Дела идут в суд. А там их отпускают под залог. Насиров на джазовом фестивале тусить в вышиванке. А помните, какая была несчастная, больной человек, когда детективы его задерживать?

Политическая элита не хотела создания независимого антикоррупционного суда. Однако закон принят. Но большой вопрос, будет ли он действительно независимым. А о Генпрокуратуре, СБУ, МВД даже не говорю. Там борьба с коррупцией — это битва за потоки.

Что может стать рывком в преодолении коррупции?

Когда терпение в обществе закончится — тогда и начнется рывок. Не хочется очередных массовых протестов и столкновений с властями, жесткой народной расправы над коррупционерами. Когда на вилах выносить из кабинетов. А они к этому ведут — нескрываемым грабежом страны и безнаказанностью. Поэтому надеюсь, что люди понимают: единственный нормальный способ изменения ситуации — это приход тысяч нормальных специалистов из-за системы во власть и обеспечения справедливости.

Должен заработать антикоррупционная инфраструктура. У нас есть Антикоррупционное бюро, Специализированная антикоррупционная прокуратура, надо еще Антикоррупционный суд. И чтобы туда не пропихнулы нечестных судей. Ну и должно включиться в работу Государственное бюро расследований. Также надо разблокировать Национальное агентство по предупреждению коррупции.

В чем больше всего изменилась страна за время после Майдана?

Люди стали более ответственными, решительными. Много неравнодушных.

Волонтеры сейчас — ключевой фактор в жизни страны. Есть масса гражданских инициатив. В частности, сеть благотворительных фондов по обеспечению онкобольных детей лекарствами. Эти инициативы показывают — гражданское общество в Украине зрелое. Оно значительно прогрессивнее и развито, чем власть. Оно требует изменений в стране.

А как вы изменились за эти годы?

Я поседел, как президент Порошенко. Стал более компетентным, скучнее. Ранее не шел в политику, потому что не был готов.

Не думай о последствиях — просто выполняй свою работу. Последствия будут

Что чувствовали, когда расследование не приводили к отставкам и уголовным делам?

В 2013-м была безнадежность. А Янукович — на пике могущества. Мы не работали на телевидении, как сейчас. По нашему работу тогда не было никакой реакции. Казалось, все бесполезно. Но помогал принцип моего коллеги и друга Алексея Шалайского: «Просто клади кирпич». Это поговорка английских журналистов. Не думай о последствиях — просто выполняй свою работу. Последствия будут. И произошел Майдан.

Что делать в случае проигрыша на выборах президента?

Для меня это будет только начало. Запрос общества на обновление не исчезнет. А значит у нас впереди много работы.

Читайте также

Читайте в разделе