«Зеленский — это маска, от которой неизвестно чего ожидать» — капелан

«Мы не знаем, кто такой Владимир Зеленский на самом деле. Мы видим только маску, образ комика, слуги народа, но самого Зеленского я никогда не видел. Реального Зеленского мы увидим, когда будут первые приказы, первые шаги. Сейчас мы видим актера, играющего в Зеленского, — убежден капеллан АТО Константин Холодов. — Невозможно предсказать, чего ждать от этого человека. Он идет в политику под маской какого-то персонажа. На президентских выборах в 2014 году был кандидат Дарт Вейдер? И за него были голоса. Сейчас люди так же выбирают маску «.

После прихода любых проукраинских сил к власти мы всегда получаем через несколько лет маятник в другую сторону, и этот маятник всегда почему-то гораздо сильнее и агрессивнее. Проукраинские силы как правило в полной мере не выполняют того, что обещали идя к власти. Хотя иногда некоторые обещания даже перевыполняют. Возьмите хотя бы Томос и безвиз. Но большая часть общества на эти достижения реагирует так: «Это на хлеб не намажешь». Евросоюз на хлеб не намажешь. Это люди холодильника и телевизора. Это те люди, которые не чувствуют общих человеческих ценностей: что значит свобода, история, своя земля.

Все идет к тому, что мы можем потерять свою землю, свое государство и свой дом. Нас опять хотят загнать в какую-то конюшню.

Это противостояние постоянно. Время от времени оно обостряется, время от времени слабеет, время от времени оно вылезает нам голодоморами, репрессиями, массовыми расстрелами. Но у нас есть шанс сохранить свой дом — пусть плохой, кривой, течет крыша, но это мой дом! Меня с него никто не выгоняет.

Аргумент многих избирателей: «хотим новые лица».

Люди хотят не новые лица, а новые маски. Лиц новых у нас нет, у нас все старые. Украина тесная. Мы все друг друга знаем. И Зеленского знаем, и Коломойского — всю эту компанию знаем.

Я не люблю игры. Никогда не был сторонником каких-либо арлекинських шоу. Это неискренне. Искренне может говорить только настоящий юмор — как у Бернарда Шоу и Ежи Леца. Он без масок. Но когда мы одеваем маску, это не юмор, это кривляние.

Это не Порошенко вовлечен в эту игру, а вся страна. Полстраны говорит об анализах. Нас втягивают в эти периферийные вещи и акцентируют внимание на том, что где-то у кого-то выскочил прыщик. В то время, когда у Сумской области сосредоточены ударные группы путинского танкового арсенала

Сейчас Владимир Зеленский втягивает Порошенко в шоу, в игру. Порошенко согласился кровь сдавать на анализы. На самом деле это не Порошенко вовлечен в эту игру, а вся страна. Полстраны говорит об анализах. Страна должна переживать о том, как сохранить себя. А какие у кого анализы волос, мочи и крови — никого не должно интересовать. Нас втягивают в эти периферийные вещи и акцентируют внимание на том, что где-то у кого-то выскочил прыщик. В то время, когда у Сумской области сосредоточены ударные группы путинского танкового арсенала. Это мерзкая манипуляция, на которую нельзя соглашаться ни в коем случае. Это чистый гипноз. Здесь нет места здравому смыслу.

Может ли ситуация настолько обостриться, что в случае победы Зеленского во втором туре выборов люди снова будут жечь шины?

Я убежден в том, что победа Зеленского не гарантирует мира. Более того, его победа гарантирует войну — но не на границе, а внутри нашего государства. Потому что Владимир Зеленский — это лицо, которое противопоставляет одних украинцев другим. Это уже было. Мы проходили это в 1918 году, когда украинцы Скоропадского были противопоставлены украинцам Петлюры. Тогда с легкостью зашли в Украину российские войска через Харьков, и с тех началась аннексия Украины. На сегодняшний день я вижу повторение. Один из наших современных классиков сказал, что украинцы — это чемпионы по коллективному суициду.

Беда украинцев как постколониальной нации в том, что у нее короткая память. Это обусловлено психологической причиной — забывать все плохое. Украинцы натерпелись в колонии 300 лет. Это лагерь, обнесенный проволокой и запретами. Там всегда происходят плохие вещи.

Травматические вещи.

Травма осмысливается позже. А пока человек живет в колонии, он не чувствует травмы. Мы жили при Януковиче. Мы чувствовали себя в колонии? Нет, мы считали, что мы независимая страна со своим флагом и гербом. Но по сути это была колония. Лишь когда Янукович в Вильнюсе перечеркнув все конституционные нормы и законы не подписал соглашение об ассоциации с ЕС, мы начали понимать, что мы в колонии. А потом начались расстрелы. И глаза нам раскрылись полностью. Ведь расстрелы — в колонии норма.

Наша цель — избавиться от колониального прошлого и колониального настоящего. Мы его теряем ценой своей крови. Иначе не бывает. Из колонии выходят только с потерями.

Владимир Зеленский обещает учиться политике, поскольку политического опыта у него нет.

Как можно учиться, если ты стоишь за рулем государства? Учиться надо было раньше. Украина — это не место чтобы учиться. Для того, чтобы учиться, есть университеты. Учиться быть президентом в Украине которая вот-вот встретит решительный удар Москвы — и что дальше?

Здесь какая-то авантюра, и загадка, которую трудно объяснить. Помните Кашпировского в конце 1980-х? Мне кажется, что его практика была апробацией возможностей влияния на людей. Я не думаю, что он кого-то вылечил. Предполагаю, что это была учеба каких-то московских спецслужб, чтобы проверить возможности массового воздействия на сознание людей. А сейчас эту возможность используют. По такому же принципу действовало в начале 1990-х «Белое братство» — испытывали возможность влиять на сознание граждан благодаря религиозным факторам.

Сейчас в Украине воспитанная большинство, для которого главное полные холодильники и шоу в телевизорах. Хлеб и зрелища. Эти люди плохо понимают историю и угрозы. Они как раз и являются тем электоратом, который хочет что-то намазать на хлеб. На такой электорат и ориентируется Зеленский

Сейчас в Украине воспитано большинство, для которого главное полные холодильники и шоу в телевизорах. Хлеб и зрелища. Это опасное шоу трансформируется в реальную жизнь, смешивается с ней, и может привести к беде.

5 лет назад Петр Порошенко победил в первом туре — получил 54 процента голосов. Сейчас этот показатель уменьшился втрое. Чего президент не учел? Почему потерял массовую поддержку народа?

Я лично не голосовал в 2014 году за Порошенко. Пройдя Майдан, пропахнув дымом, надышавшись слезоточивым газом отдавать свой голос человеку из бывшего правительства Азарова было как-то неправильно. Сейчас я отдаю ему свой голос, потому что я понимаю угрозы. И понимаю, что он может сохранить Украину, потому что он ее, собственно, и сохранил.

Я на него особо не надеялся. Но он сделал гораздо больше, чем я ожидал. Если честно, я думал, что он заморозит всю ситуацию, но он укрепил армию, провел декоммунизацию, развернул Украину в Европу. Напомнил всем о ценностях.

Но в 2014 Порошенко выбирали частично те люди, которые были разочарованы Януковичем. То есть, кроме своего электората, за Порошенко проголосовала часть электората Януковича, которая в нем разочаровалась.

Многие люди голосовали за Петра Алексеевича как за успешного человека, который и их может сделать успешными, обогатить. Этого не случилось.

Часть людей, которые отдали за него голос в 2014 году и не голосуют сейчас, — это те люди, которые не привязаны к борьбе. Они привязаны к вечеринкам, к смузи, к лайкам, к комфорту. Это люди, которые не вылезают из телевизора и социальных сетей. Эти люди плохо понимают историю и угрозы. Они как раз и является тем электоратом, который хочет что-то намазать на хлеб. На такой электорат и ориентируется Зеленский.

Благодаря безвизу наши люди выехали в Евросоюз, увидели: «О! Так там лучше жить, а в Украине хуже! Власть нас обманывает! » А что ты лично сделал у себя дома, как делают в Европе? Ты убрал вокруг себя грязь и окурки, которыми замусорены наши дороги вокруг? Нет. Но — «там лучше». Хохляцтво — неизлечимо

Парадокс получается. Благодаря безвизу наши люди выехали в Евросоюз, увидели: «О! Так там лучше жить, а в Украине хуже! Власть нас обманывает! Сволочи! Будем голосовать за Зеленского! «А что ты лично сделал у себя дома, как делают в Европе? Ты убрал вокруг себя грязь и окурки, которыми замусорены наши дороги вокруг? Нет. Но — «там лучше». Хохляцтво — неизлечимо.

Феномен Зеленского — никакой на самом деле не феномен. Он сумел конвертировать популярность медийного актера и киношного героя в свою собственную политическую популярность. Это откровенное мошенничество. Вот и весь феномен.

Мы не знаем, кто такой Зеленский самом деле. Мы видим только маску, образ комика, слуги народа, но самого Зеленского я никогда не видел. Я видел только образ человека, который нравится или не нравится. Вот в чем проблема. Люди не разобрались в понятиях.

Мы увидим реального Зеленского, когда будут первые приказы, первые шаги. Сейчас мы видим актера, играющего в Зеленского.

Невозможно предсказать, чего ждать от этого человека. Он идет в политику под маской какого-то персонажа. Помните, на президентских выборах в 2014 году был кандидат Дарт Вейдер? И за него были голоса. Сейчас люди так же выбирают маску. Выборы — это всегда борьба идей, а не образов. А мы комические образы. Похоже, что мир уже никогда не будет таким, как раньше.

Успех Зеленского состоялся во многом благодаря сериалу «Слуга народа».

Это не его идея. Это идея российских спецслужб. Все, чего ожидает Россия, в этом сериале: раздробленная Украина, дурачок президент, противостояние Востока и Запада, злые галичане — это все миф 95-го квартала. Это все российский продукт. Но мы его ели, мы им давились, мы с него смеялись во время боевых действий.

Интервью с Константином Холодовым читайне в следующем номере журнала Країна.

Кандидат в президенты Владимир Зеленский в течение двух последних лет 11 раз летал в Женеву. В тот период там жил олигарх Игорь Коломойский.

Летом 2018-го олигарх переехал в Израиль. В том же году Зеленский дважды слетал в Тель-Авив, сообщают «Схемы».

Зеленского сопровождал юрист Коломойского Андрей Богдан. Сейчас он является главным юридическим советником кампании Зеленского на выборах президента.

Читайте также

Читайте в разделе